ТАЙНА ЦЮРИХСКОГО ОЗЕРА

Как могли попасть на дно Цюрихского озера в Швейцарии рога оленя, да и не только рога, а мно­жество костей различных животных?

Это произошло более ста лет назад, точнее в 1854 г", когда в городе приступили к строительству плотины и начали расчистку дна от берегового ила. Землечер­пальные машины выбрасывали доставаемую со дна тем­ную разжиженную массу. Но вот черпак задел за что — то твердое и выбросил обычную кость, на которую ни­кто не обратил внимания.

Эка невидаль, кость. Ее к берегу могла притащить собака, забросить в воду мог любой мальчишка. Но И при следующих погружениях в воду черпак извлек на берег кости. А вот появился и большой рог оленя, его размеры могли доставить удовольствие любому охотнику. В дальнейшем подобные находки стали пов­торяться.

А несколько позже строители обнаружили «другое чудо». Черпаки стали наталкиваться на находящиеся под водой сваи.

— Они здесь давно,— говорили старожилы-рыбаки, к которым обратились за разгадкой тайны.

А в засушливый год, когда мелеет озеро, сколько их торчит из воды, и не счесть.

Да, свай здесь оказалось немало. Лишь на одном участке длиной примерно 500 и шириной 80 м их было 40 тысяч — число, кажущееся фантастическим. Они сто­яли шеренгами вдоль берега, ряд за рядом, на рассто­янии примерно 25 см одна от другой, близкие по тол­щине 11—12 см, длиной 1,5—2 м. Одни сваи — из дуба, бука, другие из березы или ели. Концы свай, чтобы их проще было забивать,— заостренные, у некоторых оте­санные топором, у других обожженные.

Откуда они, да еще в таком количестве, кто, когда и зачем забил их здесь? Все эти вопросы требовали от­вета. Его помогли найти находки со дна озера, а было их здесь достаточно. Обнаружили целый клад, нет, не изделий из золота, серебра и ценных камней, а клад для ученых и исследователей, позволивший расширить наши знания об истории человечества.

Среди свай нашли немало топоров, но не железных, которые мы привыкли видеть, а каменных, сделанных из кремня. Из этого же материала были и наконечники для стрел. Много было найдено и гончарных изделий: горшков, кувшинов, некоторые даже с простейшим узо­ром— косыми палочками, точками, кружками, изделия из льна и шерсти, остатки сетей, а также выполненные из кости иглы, шила. Среди находок оказались льноче­салки и даже отдельные части деревянных ткацких станков (они сохранились благодаря консервирующему действию болотных почв и торфа).

Рис 6. Свайное поселение в Швейцарии (после реставрации)

Такие находки дали возможность определить время строительства свайных поселений. Их начали возводить еще в каменном веке, т. е. четыре-пять тысяч лет до на­шей эры, а также судить о характере самого жилища.

Это были близко расположенные друг от друга на помосте хижины, сделанные из жердей, а сверху покры­тые ветками (рис. 6). С внутренней и наружной сторо­ны хижины, по-видимому, обмазывались глиной дтя предохранения от продувания, ее отвердевшие куски, найденные среди ила, дают основание к подобному за­ключению. В хижине длиной не более 10—12, шириной 5—6 м находился очаг, сложенный из нескольких неоте­санных каменных глыб. Он располагался посредине по­мещения или в одном из его углов. Дым, так же как и в наземных постройках туземцев значительно более поздних лет, выходил в оставленное в крыше над оча­гом отверстие, являвшееся и источником света.

Конечно, такие хижины до нас не дошли, но полы в некоторых свайных поселках сохранились почти в пер­воначальном виде, они и дали возможность судить о размере помещения и местоположении очага.

Чем же была вызвана необходимость в жилйЩб, построенном на некотором удалении от берега, требо­вавшем затраты огромных усилий на обработку, дос­тавку и забивку столь значительного количества свай?

Видимо, другими средствами люди в те времена не могли обеспечить себе безопасность от диких зверей и враждебных племен.

В свайном поселении на воде человек чувствовал себя в большей безопасности, отсюда легче было за­метить приближающегося врага и принять меры для защиты своего жилища. Если враг все же проникал в свайную деревню, то для спасения всегда были наго­тове лодки, выдолбленные из бревен, на которых мож­но было отплыть подальше и скрыться в укромных мес­тах побережья. Кроме того, рядом с жильем не было отбросов[3], все уносилось водой, оседало на дне.

Для подобных построек при достаточно высоких сва­ях не было столь опасным затопление во время таяния снега и низвержения ручьев, бегущих с гор.

ЗгНаходки» у свайных поселений на Цюрихском озе­ре и других озер Швейцарии, а несколько позже на се­вере Европы[4], Италии и в других местах дали возмож­ность судить и об образе жизни их поселенцев. Сохра­нившиеся остатки льняной пряжи, шнурков, плетеной ткани, ткацких костяных челноков, деревянных ткацких станков — явное доказательство умения их владельцев выращивать дикий лен и изготовлять из него различ­ные изделия.

Обожженные хлебные зерна в древнейшем слое тор­фа одного из свайных поселений Швейцарии позволяют сделать заключение, что свайный житель не ограничи­вался только собиранием луковиц, корней и ягод в лесу, а научился уже возделывать различные сорта зерновых культур, т. е. был знаком с земледелием.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *